Faq: продажа собственного программного обеспечения — теория и практика

Важная процедура — обновление программ

По сути обновление программы — это расходы разработчика программы, который закладывает их в стоимость лицензионных платежей. Лицензиаты за это могут отдельно не платить, тем более процедура обновления не является платной для сублицензиатов (конечных покупателей и пользователей программ). Поэтому если и выписываются накладные на передачу диска с обновлениями (с технической поддержкой), то в них обычно не указывается стоимость. Лицензиат может вести аналитический, количественный учет экземпляров обновлений, покупатель же (сублицензиар) данные диски техподдержки может не учитывать вообще.

Совсем по-другому обстоит дело с модернизацией программы, например с переходом с одной версии на другую. Если это является платной процедурой, операция подлежит отдельному отражению. Ее учет зависит от условий заключенного соглашения. Это могут быть либо текущие расходы на обслуживание программы, либо (если соглашение пролонгируется) расходы будущих периодов (аналогичные затратам на покупку ПО).

Предложения Президента

Владимир Путин высказал идеи по снижению страховых взносов и налогов для ИТ-компаний 24 июня 2020 г. в рамках обращения к нации. О планах государства по проведению такого налогового маневра, как сообщал CNews, стало известно за сутки до этого. Озвученные прогнозы вплоть до долей процента совпали с тем, что озвучил Владимир Путин.

Между тем, в ходе своего обращения не уточнил объем бюджетных расходов, в который обойдется в итоге налоговый маневр, а также не назвал источники их компенсации. За день до этого «Ведомости» со ссылкой со ссылкой на двух неназванных федеральных чиновников сообщили, что компенсация для бюджета уже найдена.

Глава Счетной палаты России Алексей Кудрин отреагировал на инициативу российского Президента одобрительно. В своем Twitter он написал, что «снижение налогов для ИТ-компаний по страховым взносам до 7,6% и налога на прибыль до 3% – вполне прорывные меры». «Важны детали: как попасть в категорию ИТ-компаний и как будет регулироваться этот вид предприятий. Интересный вызов», – добавил Кудрин.

В поддержку президентской инициативы высказались многие представители ИТ-сферы. В частности, гендиректор автономной некоммерческой организации (АНО) «Цифровые платформы» Арсений Щельцин назвал инициативу Владимира Путина «беспрецедентным маневром, который вызовет рост технологического предпринимательства не только в стране, но и привлечет мировые стартапы размещать разработку именно в России».

Новую президентскую инициативу поддержали и в других российских ИТ-организациях. К примеру, гендиректор по экономическим вопросам развития бизнеса компании КРОК Галина Садовникова заявила, что налоговые льготы – это всегда хорошая мера поддержки бизнеса. Михаил Прибочий, управляющий директор «Лаборатории Касперского» в России, странах СНГ и Балтии, подчеркнул, что предложенный Владимиром Путиным налоговый маневр – это позитивная новость для российской ИТ-индустрии.

В каких случаях права на ПО реализуются без НДС

Продажа прав на программное обеспечение физическими лицами, либо организациями и ИП, не применяющими НДС (УСН, резидент Сколково и т.д.) освобождается от НДС.

Реализация прав на ПО без НДС организациями и ИП на ОСНО выполняется при условии включения такого ПО в единый реестр российских программ для электронных вычислительных машин и баз данных (Реестр отечественного ПО).

Однако регистрация ПО в данном Реестре имеет ряд сложностей и ограничений. Например, частным правообладателем регистрируемого ПО может быть только гражданин РФ или российская организация, с долей участия российских граждан, коммерческих организаций и НКО без преобладающего иностранного участия, более 50%, а также российское НКО без преобладающего иностранного участия.

Таким образом, при импорте иностранного программного обеспечения и сервисов на базе такого ПО «льгота» по НДС на основании пп.26 п.2 ст.149 НК РФ предоставляться не будет независимо от вида договора.

Российские правообладатели ПО также испытывают трудности с включением своих программных продуктов в Реестр, поскольку имеется ряд ограничений по использованию в отечественном ПО иностранных программных компонентов. Помимо этого есть ряд проблем с соблюдением требований Постановления Правительства РФ от 16.11.2015 N 1236 по составу технической документации, предоставляемой в пакете на регистрацию ПО в Реестре.

Подробную информацию о порядке регистрации в Реестре отечественного ПО можно найти здесь.

Налоговый маневр в IT отрасли

31 июля 2020 года был подписан закон о «налоговом маневре в IT отрасли» (). Этот закон говорит о льготах по налогу на прибыль и страховым взносам, но вводит также ограничение на реализацию ПО и услуг по разработке без обложения НДС. Насчет этого в одно время поднялся большой шум в комьюнити IT-предпринимателей. Однако с НДС не все так просто, мы это разберем ниже.

Льготы, которые сможет применять IT-компания с 2021 года:

  • Снижение страховых взносов до 7,6% вместо (пункт 5 (б) статьи 1 №265-ФЗ от 31.07.2020) ~15%, как у обычных компаний (пункт 9 (а, б) статьи 2 №102-ФЗ от 01.04.2020). Льгота распространяется на всех сотрудников, от уборщиц до генерального директора.
  • Снижение налога на прибыль до 3% вместо 20% для IT-компаний на общей системе налогообложения.
  • Льгота по освобождению реализации от НДС работает, если организация внесет свое ПО и базы данных в единый реестр российских программ для электронных вычислительных машин и баз данных.

Подробнее рассмотрим вопрос с НДС.

Льгота по НДС регулируется п.п. 26 п. 2 ст. 149 НК РФ. До 31.12.2020 формулировка закона позволяет не облагать НДС реализацию от предоставления прав на использование ПО и при продаже исключительных прав на это ПО.

Если перевести на понятный язык, то до 31 декабря 2021 года любая компания, которая разрабатывает программный IT-сервис и предоставляет доступ в этот сервис по , может не облагать эту реализацию НДС. То же самое касается компаний, которые ведут разработку на заказ, только в их случае нужно передавать на использование ПО (по сути передача интеллектуальной собственности).

С 01.01.2021, чтобы воспользоваться этой льготой, потребуется включить разработанное ПО и базы данных в единый реестр российских программ для электронных вычислительных машин и баз данных (). Это будет дополнительное бюрократическое препятствие для получения льготы IT-компанией, особенно для компаний, которые осуществляют заказную разработку (аутсорсинг). 

В этом законе отдельно отмечается, что льготой не смогут воспользоваться площадки, которые дают возможность рекламного размещения (например, рекламная площадка желтого поисковика).

Дополнительные особенности работы с этим «льготным НДС»:

  1. IT-компания, работающая на ОСН (общей системе налогообложения) и реализующая свое ПО с помощью этой льготы без НДС, не сможет принять входящий НДС к вычету, который был направлен на эту реализацию (п. 1 ст. 171 НК РФ, ). Если компания для разработки ПО пользовалась услугами и товарами подрядчиков с НДС, то она не сможет принять к вычету этот НДС от подрядчика.
  2. Однако в этом случае (пункт 1) компания на ОСН сможет учесть размер НДС в стоимости товаров и услуг, тем самым уменьшив налог на прибыль (п.п. 1 п. 2 ст. 170 НК РФ). Например, компания купила услугу у поставщика на ОСН за 120 рублей, в том числе 20 рублей НДС. Если реализация компании не облагается НДС, то организация примет в расходы 120 рублей (100 рублей стоимость услуг, 20 рублей НДС). Если организация облагает реализацию НДС, то организация примет в расходы 100 рублей (только стоимость товара), а НДС примет к вычету.
  3. Если покупателем IT-компании является компания на ОСН, которая требует входящий НДС, чтобы принять его к вычету, то IT-компания должна выставить реализацию с НДС по 20% ставке. Иначе покупатель не сможет принять НДС к вычету (отсылка к первому пункту).
  4. Если покупателем IT-компании является компания на УСН и IT-компания не будет пользоваться льготой (будет выставлять реализацию с 20% НДС), то в этом случае покупателю не будет выгодно сотрудничать с такой компанией, потому что она не сможет принять НДС к вычету. Если же IT-компания будет использовать льготу, то предложение для покупателя на УСН будет таким же, как от других подрядчиков на УСН.

Если подытожить, то:

  1. Небольшие IT-компании в основном работают на УСН 6% или УСН 15%, поэтому маневр в НДС и по налогу на прибыль их будет мало касаться.
  2. IT-компании, которые работают на ОСН — это в основном крупные IT-компании, работающие с крупными заказчиками, которые так же на ОСН. Они, скорее всего, вообще не применяют эту льготу, чтобы давать НДС к вычету для своих покупателей.
  3. Компании на ОСН, которые оказывали услуги по разработке сайта для подрядчиков на УСН, не смогут применять льготу, потому что не смогут зарегистрировать сайт в реестре.

Так что нельзя однозначно сказать, что условное «лишение льготы по НДС» значительно увеличит налоговую нагрузку компании на ОСН или отвернет множество клиентов. Нужно считать.

Ниже приведена с размером ставок до 2021 и после 2021 года.

Комментарии

1)  Приобретение товаров, работ и услуг, которые в дальнейшем будут использованы в создании собственной продукции, дает право на налоговый вычет по НДС. Заявляя такой вычет, необходимо подготовить полный пакет документов, из которых логично и однозначно следует вывод о наличии права на вычет.

2)  Ввиду того, что предпринимательская деятельность осуществляется на свой риск, каждый из предпринимателей несет последствия не сохранения и не обеспечения документального подтверждения права на вычет.

3)  Право на вычет по НДС – это право предпринимателя, а не его обязанность: указанный налоговый вычет можно и не заявлять.

4)  Отказ налогового органа в вычете по НДС можно оспорить, доказав его несоответствие законодательству и те неблагоприятные последствия, которые он влечет за собой для бизнеса.

Будни автоматизации или «мне нужна программка для 3D упаковки» Промо

Автоматизация отечественных предприятий, которой приходиться заниматься, это нужная и высокооплачиваемая, но довольно нервная работа. Выручает юмор. Например, при общении с требовательным клиентом можно вспомнить анекдот: «Держась руками за стену, на ногах еле стоит мужик. К нему пристает ребенок: «Ну, папа, пожалуйста, сделай мне кораблик!», папа отвечает: «Ага! — Сейчас все брошу и пойду делать тебе кораблик!». Про один такой сделанный для клиента «кораблик» и хочется рассказать. Надеюсь, совместное погружение в теплое ламповое (то есть клиентоориентированное) программирование доставит Вам положительные эмоции, да и задача попалась интересная. Поплыли?

Фабула дела

Компания, используя заемные средства, приобрела у другой компании функционирующие сайты с программным обеспечением и заявила НДС по операции к вычету.

Налоговый орган в вычете отказал, ссылаясь на то, что сайты и программное обеспечение приобретено не на собственные денежные средства компании, а на заемные.

Также аргументом налогового органа было то, что ни сайты, ни программное обеспечение, расположенное на одном из них (информационная система по доставке сборных грузов), в деятельности компании не использовались.

Ввиду того, что заемные денежные средства, использованные при покупке сайтов, были привлечены через ряд займов, при этом одна из компаний-заимодавцев была в группе лиц покупателя, налоговый орган усмотрел согласованность действий для целей недобросовестного уменьшения налоговой базы по НДС.

Компания оспорила отказ в вычете НДС.

Суд признал недействительным решение налогового органа.

Субсидии отечественным разработчикам

Как сообщили представители Минкомсвязи, существовало несколько различных вариантов предложений, появившихся в процессе их подготовки. Подробности о тех вариантах, что в итоге были исключены, ведомство не раскрывает, но в один из них, пишет «Коммерсант», содержал идею по выплате субсидий, компенсирующих отмену льготы по НДС, юридическим лицам – покупателям программ из реестра.

Итоговый вариант предложений Минкомсвязи включает предоставление субсидий непосредственно разработчикам российского софта, включенным в реестр отечественного ПО. На фоне того, что отмена льготного НДС для разработчиков российского софта может уже по итогам 2021 г. принести в бюджет страны 42,5 млрд руб., размер субсидий на весь 2021 г. должен составить 11,4 млрд руб. 

Лицензии на бесплатное программное обеспечение и программное обеспечение с открытым исходным кодом

В области FOSS есть несколько организаций, которые выдают руководящие принципы и определения, касающиеся лицензий на программное обеспечение. Free Software Foundation ведет неполные списки лицензий на программное обеспечение, следующих за их Определением свободного программного обеспечения, и лицензий, которые FSF считает несвободными по разным причинам. ФСФ отличает дополнительно между свободными лицензиями, которые совместимы или несовместимы с лицензией FSF выбора, копилефт GNU General Public License . Инициатива Open Source определяет перечень сертифицированных лицензий с открытым исходным кодом после их Open Source Definition . Также у проекта Debian есть список лицензий, соответствующих их Руководству по свободному программному обеспечению Debian .

Свободные и с открытым исходным кодом лицензии , как правило , подразделяются на две категории: те , с целью иметь минимальные требования о том , как программное обеспечение может быть перераспределена ( разрешительные лицензии ), а также защитные акции Двойник ( Copyleft лицензии ).

Примером лицензии свободных программ с авторским левом является часто используемая Стандартная общественная лицензия GNU (GPL), которая также является первой лицензией с авторским левом. Эта лицензия нацелена на предоставление и защиту всем пользователям неограниченной свободы использования, изучения и частного изменения программного обеспечения, а также, если пользователь придерживается условий GPL, свободы распространять программное обеспечение или любые его модификации. Например, любые модификации, сделанные и распространяемые конечным пользователем, должны включать исходный код для них, а лицензия на любую производную работу не должна налагать никаких дополнительных ограничений, помимо тех, что позволяет GPL.

Примеры разрешающих свободных лицензий на программное обеспечение являются лицензии BSD и лицензии MIT , которые дают неограниченное разрешение на использование, изучение, и в частном порядке изменять программное обеспечение, и включает в себя только минимальные требования к перераспределению. Это дает пользователю разрешение взять код и использовать его как часть программного обеспечения с закрытым исходным кодом или программного обеспечения, выпущенного по патентованной лицензии на программное обеспечение .

Это обсуждается какое — то время , если программное обеспечение общественного достояния и общественное достояние, как лицензии можно рассматривать как свой род лицензию FOSS. Примерно в 2004 году юрист Лоуренс Розен в своем эссе «Почему общественное достояние не является лицензией», программное обеспечение не может действительно быть передано в общественное достояние и, следовательно, не может быть истолковано как очень разрешительная лицензия FOSS, позиция, против которой выступил Дэниел Дж. Бернштейн и другие. В 2012 году спор был окончательно разрешен, когда Розен принял CC0 как лицензию с открытым исходным кодом , признав при этом, что вопреки его предыдущим утверждениям, авторские права могут быть отменены при поддержке решений Девятого округа .

Исключительные права

Исключительные права обычно возникают, когда программа создается по заказу организации и адаптируется под ее требования. Если организация приобретает исключительное право пользования компьютерной программой, она становится единственным ее владельцем. Автор (разработчик) продукта не вправе продавать или предоставлять его другим лицам.

Исключительное право переходит к покупателю на основании договора отчуждения ( ГК РФ).

Чаще всего исключительные права для целей бухгалтерского учета учитывают в составе нематериальных активов (НМА). Для этого нужно, чтобы одновременно соблюдались следующие условия (п. 3 ):

  • у организации есть документы, которые подтверждают ее права на использование объекта НМА;
  • объект НМА можно отделить от других объектов;
  • объект НМА не имеет материально-вещественной формы;
  • организация не планирует продавать права на компьютерную программу как минимум в течение года;
  • компьютерная программа используется в производстве продукции (работ, услуг) или для управленческих нужд;
  • объект может принести экономическую выгоду (доходы);
  • срок использования компьютерной программы превышает 12 месяцев;
  • первоначальная стоимость НМА может быть достоверно определена.

Чтобы программу отнести к НМА в налоговом учете, необходимо выполнение следующих условий ( НК РФ):

  • организация имеет документы, которые подтверждают ее права на использование объекта НМА;
  • объект может принести экономическую выгоду (доходы);
  • срок использования компьютерной программы превышает 12 месяцев.

Получается, если в бухгалтерском учете объект относится к НМА, то в налоговом учете этот объект также будет признан нематериальным активом.

В бухгалтерском учете компьютерную программу нужно учитывать по первоначальной стоимости. Эта стоимость равна сумме всех затрат на ее приобретение. В п. 8 сказано, что первоначальная стоимость НМА увеличивается на сумму расходов, связанных с приобретением актива (установка, доведение до пригодного к использованию состояния и пр.).

Амортизация и срок полезного использования

НМА стоимостью до 40 000 (с 2016 года до 100 000) рублей в налоговом учете можно списать полностью в момент ввода в эксплуатацию. Так как имущество до 40 000 рублей не является амортизируемым ( НК РФ), стоимость НМА можно включить в состав материальных расходов ( НК РФ).

Вопрос налоговой амортизации НМА стоимостью ниже 40 000 рублей — спорный. Ранее контролирующие органы придерживались позиции, что амортизировать нужно все НМА независимо от их стоимости (письмо ФНС России от 25.02.2011 № КЕ-4-3/3006). На сегодняшний день все больше писем Минфина подтверждают возможность списывать «малоценные» НМА при вводе в эксплуатацию (письма Минфина РФ от 31.08.2012 N 03-03-06/1/450, от 09.09.2011 N 03-03-10/86, от 09.12.2010 N 03-03-06/1/765).

Для целей налогового учета срок полезного использования объекта нематериальных активов определяется по правилам, закрепленным в НК РФ. По общему правилу срок использования НМА может быть указан в договоре или патенте. Если срок по документам определить нельзя, нормы амортизации устанавливаются в расчете на срок полезного использования, равный 10 годам (но не более срока деятельности налогоплательщика).

Для исключительных прав на компьютерные программы налогоплательщик вправе самостоятельно определить срок полезного использования, который не может быть менее двух лет.

В бухгалтерском учете нет стоимостного критерия для определения амортизируемого имущества. Поэтому начислять амортизацию нужно по всем НМА, у которых известен срок полезного использования. По нематериальным активам с неопределенным сроком полезного использования амортизация не начисляется ( ПБУ 14/2007). Но организации каждый год должны пересматривать срок использования НМА, подтверждая ранее установленный либо внося изменения по объективным причинам ( ПБУ 14/2007).

Исключительное право на компьютерную программу не имеет ограниченного срока действия. Поэтому для целей бухучета срок использования компьютерной программы определяется исходя из периода, в течение которого организация будет ее использовать ( ПБУ 14/2007). Если срок не известен, то можно установить его равным 5 годам ( ГК РФ).

Срок полезного использования компьютерной программы нужно зафиксировать в приказе ( Закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ).

Чтобы не возникло расхождений в бухгалтерском и налоговом учете, целесообразнее установить одинаковый срок полезного использования программы (для НМА стоимостью выше 40 000 рублей).

Проводки при покупке исключительных прав :

Если организация списывает программу стоимостью до 40 000 рублей единовременно, то проводки будут следующими:

Кто выиграл?

Распространенная схема реализации программного обеспечения выглядит так: обладатель исключительных прав заключает с дистрибьютором лицензионный договор, который, как минимум, предоставляет право распространения программы для ЭВМ путем продажи или иного отчуждения экземпляров программы. Дистрибьютор заключает сублицензионные договоры с другими посредниками на предоставление им тех же прав (или прав в меньшем объеме), и так далее до тех пор, пока программу у очередного посредника не приобретет конечный пользователь. Если руководствоваться разъяснениями Минфина и налоговиков, выходит, что операции по передаче прав на программу на основании лицензионного и последующих сублицензионных договоров не облагаются НДС согласно пп. 26 п. 2 ст. 149 НК РФ. Подтверждение правильности выводов об отсутствии необходимости начислять НДС всей цепочке посредников — в Письмах Минфина от 21.02.2008 N 03-07-08/36, УФНС по г. Москве от 04.01.2008 N 19-11/9666, от 20.02.2008 N 19-11/16268.

Таким образом, если допустить, что подход Минфина правилен и сублицензионные договора имелись в виду в данной норме, наиболее ощутимые возможности применения льготы получают продавцы и перепродавцы программного обеспечения.

А вот разработчики программного обеспечения, передающие права на использование программного обеспечения на основании лицензионных договоров, вряд ли выиграли — их прайсы остались неизменными, ведь теперь они не могут принять к вычету «входной» НДС со стоимости товаров (работ, услуг), в том числе материальных носителей, средств защиты, плат видеоввода, инструкций по установке и эксплуатации, комплектующих экземпляр программы для ЭВМ, право использования которой передается по лицензионному договору, а вынуждены учитывать данный налог в стоимости этих товаров (работ, услуг) (пп. 1 п. 2 ст. 170 НК РФ) (см. также Письмо Минфина России от 25.06.2008 N 03-07-07/70). Конечно, при условии, что стоимость указанных технических компонентов включена в стоимость передаваемых по лицензионному договору прав (Письма Минфина России от 07.11.2008 N 03-07-07/116, от 25.06.2008 N 03-07-07/70).

Нельзя назвать выигравшим от льготы по НДС и розничного покупателя диска с программным обеспечением. Розничный договор купли-продажи диска заключается в устной форме. Согласитесь, вряд ли на практике с каждым розничным покупателем дополнительно будет заключаться сублицензионный договор в письменной форме. А это означает, что розничная реализация дисков с программами — облагаемая НДС операция. Многие вспомнят о том, что зачастую на экземпляре программы или его упаковке изложены условия лицензионного договора (договора присоединения). Да, но, к сожалению, это ничего не меняет. Дело в том, что такой договор, как мы уже говорили, заключается между правообладателем (тем, кому принадлежит исключительное право, а не только право использования программы определенным образом) и покупателем, приступившим к использованию программы по ее назначению. Право использования программой передается правообладателем. Продавец же и покупатель в рассматриваемой ситуации заключают между собой исключительно договор купли-продажи, по которому последнему передается право собственности на вещь — оптический диск, на котором записана программа. Эта операция подлежит обложению НДС в общеустановленном порядке. А договор присоединения, изложенный на упаковке, — это безвозмездный лицензионный договор, не имеющий никакого отношения к продавцу диска. Подчеркнем: договор присоединения — именно лицензионный, а не сублицензионный договор. Указание на упаковке условий сублицензионного договора Гражданским кодексом не предусмотрено.

Впрочем, Минфин так глубоко не вникает. Финансисты называют иную причину, по которой в данном случае возникает налогооблагаемая операция. Как отмечалось, договор на присоединение считается заключенным, если пользователь приступил к использованию программы. Демонстрируя формальный подход, Минфин отмечает, что на момент приобретения экземпляра программы в товарной упаковке программа еще не используется, лицензионный договор путем заключения договора присоединения в этот момент нельзя считать заключенным. Поэтому продажа программ для ЭВМ в товарной упаковке облагается НДС (Письма Минфина России от 12.01.2009 N 03-07-05/01, от 01.04.2008 N 03-07-15/44, от 19.02.2008 N 03-07-11/68, от 22.01.2008 N 03-07-11/23, от 29.12.2007 N 03-07-11/649, от 29.12.2007 N 03-07-11/648, УФНС по г. Москве от 18.09.2008 N 09-14/088321, от 20.05.2008 N 19-11/48005).

Е.В.Преснякова

Эксперт журнала

«Торговля:

бухгалтерский учет

и налогообложение»